Заштатные города Российской империи
от капитализма до капитализма

г. Александровск - Грушевский

Сайт Бондаренко Павла Ивановича

Главная

Об авторе

Гостевая

ЧАСТЬ I

1. Путешествие в прошлое
2. Открыватели недр Донбасса
3. Старый, новый и Большой Донбасс
4. О земле донских казаков
5. Екатеринославские уезды Донбасса
6. Пришельцы из волчьего логова
7. Антрацитовая горячка на Грушевских рудниках
8. Строительство Грушевско-Аксайской железной дороги
9. Нетипичный город
10. Развитие капитализма в заштатном городе
Углепромышленники Александровск- Грушевского
11. С. Н. Кошкин
12. И. С. Кошкин
13. И. С. Панченко
14. А. В. Марков
15. Н. И. Чурилин
16. Г. И. Шушпанов
17. Е. Т. Парамонов
18. Н. Е. Парамонов. Начало пути
19. Н. Е. Парамонов. От Елпидифора до Байройта
20. Н. Е. Парамонов. Что имеем не храним...
Участие Грушевских углепромышленников во Всероссийских и международных промышленных выставках
21. Санкт-Петербург 1870 г.
22. Москва 1882 г.
23. Нижний Новгород 1896 г.
24. Париж 1867 г.
25. Париж 1889 г.
26. Париж 1900 г.
Горные инженеры и штейгеры Грушевки
27. В. А. Вагнер
28. Н. А. Юганов
29. Б. М. Файвишевич
30. Е. М. Колодуб
31. М. Б. Краснянский
Известные люди, посещавшие Грушевские копи в XIX в.
32. Наследник престола Великий князь Николай Александрович
33. Наследник престола Великий князь Александр Александрович
34. Ученый Д. И. Менделеев
35. Художник Н. А. Касаткин
36. Писатель А. С. Серафимович

ЧАСТЬ II

1. О степени эксплуатации Грушевских горнорабочих
2. Артели горнорабочих как форма организации трудового коллектива
3. Женский и детский труд
4. Оплата труда и благосостояние горнорабочих
5. Охрана труда горнорабочих
6. Быт и досуг Грушевских горнорабочих
7. Рабочее движение
8. Руководство города Александровск-Грушевского на рубеже XIX-XX веков
9. Городская торговля
10. Благоустройство города

11. Благотворительность александровск-грушевцев

12. Общества, товарищества, кооперативы

13. О состоянии народного здравия в Александровск-Грушевском

14. Развитие образования в заштатном городе Александровск-Грушевском

15. Культура и досуг горожан

16. Александровск-Грушевское благочиние

17. Криминальная жизнь города


     2. Открыватели недр Донбасса.

Россия значительно позже других европейских стран приступила к промышленному освоению кладовой своих недр. Здесь значительно позже стали смотреть на каменный уголь как на полезный минерал. В Бельгии это произошло въ 1190, а в Англии в 1550 году.
Начало горному делу в России было положено во второй половине XV века при Иване III.
Петр Великий первым увидел «...пользу рудокопных заводов, от которых земля богатеет и процветает». Создавая учреждения для центрального управления, сначала «Приказ Рудокопных дел» (1700 г.), позднее «Берг-Коллегию» в Москве (1719 г.), а затем и горные начальства: в Олонецком крае, на Урале, в Сибири, Петр I заложил прочное основание горной администрации.
Для развития горнозаводской промышленности правительство провело ряд реформ в законодательстве. 10 декабря 1719 г. была издана Привилегия о рудах и минералах.
Привилегия о рудах и минералах формально не объявляла недра земли собственностью государственной власти. Она защищала имущественные права дворян на недра земли, считая, что недра земли должны принадлежать тем землевладельцам, которые владеют данной территорией. Привилегия не предоставляла "первому открывателю", обнаружившему рудные месторождения на земельных участках частных лиц, преимущественного права на постройку заводов; она сохраняла это право за землевладельцами (§ 6). Землевладельцам, которые "сыщут в своих землях" золото, серебро и медь, было обещано выдавать из Берг-коллегии, "по доброте руд смотря, взаймы денег на строения заводов" (§ 8). В случае отказа землевладельца от разработки руд он должен был предоставить землю для постройки завода промышленникам, которые были обязаны платить землевладельцу земельную ренту в размере 1/32 части "от прибыли" (§ 7).
По сути произошел скачок от феодального к капиталистическому направлению развития горнозаводского дела.
Начальный период истории южной горной и горнозаводской промышленности — это почти исключительно история донецкой каменноугольной промышленности.
Во время Азовских походов 1695-1696 гг. Петру показали «горючий камень, дающий жар великий». Государь справедливо заметил тогда: «сей минерал не нам, а потомкам нашим полезен будет». Об этом предании сообщает Ковалевский ("Горн. Журн. 1829 г. ч.1, стр. 1, и Ле-Пле. Исследования 1837-39 г.). В одних источниках говорится о Екатеринославской губернии, близ Донца, другие авторы упоминают Черкасск области Войска Донского...

Сей минерал не нам, а потомкам нашим полезен будет.
На обратном пути из Азовского похода в октябре 1695 года начались морозы и вьюги, сменяемые ледяным дождем. В походном журнале Петра, заведенном по инициативе Н. М. Зотова, ведающего в походах 1695-1696 гг. Посольской походной канцелярией писано:
«Въ 19 день перешли переправу; перед вечеромъ перешли другую переправу через рѣчку прозванiе ей Кудрюкъ Степная, и ночевали въ степи».
Рѣчка Кудрюкъ Степная. На картах она называется рѣчкою Кундрючью. (Примѣчанiя къ походному журналу 1695 года)
Таким образом, морозной октябрьской ночью 1695 года каменный уголь в костер Петру могли подбросить на реке Кундрючьей, где спустя четверть века его нашел подьячий Капустин.

Речка Кундрючья.
Кундрючья — река Области Войска Донского, левый приток Северного Донца, берет начало в Первом Донском округе, орошает Черкасский округ и после 150 верстного извилистого течения впадает в Донец несколько южнее Нижне-кундрюческой ст. Крутые и возвышенные берега состоят из песчаников и сланцев каменноугольной системы, заключающих залежи каменного угля.
Наш город до революции 1917 г. относился к Черкасскому округу и через Черкасск (станица Старочеркасская) проходил Петр во время своих походов.
Петр Алексеевич не покидал войск во время этого трудного перехода через степи, деля невзгоды со всеми. Он держался со своими любимыми полками, Преображенским и Семеновским, которые чувствовали себя бодрее других и делали более значительные суточные марши.
Мало вероятно, чтобы в такой тяжелой ситуации, когда люди и лошади во множестве гибли от холода и голода, дьяки посольского приказа неотлучно находились при Петре. В пользу этой версии говорит то, что в походном дневнике «Юрнале» нет описания сцен с присутствием царя. Потому слова Петра так и остались легендой, документом не скрепленной.
Со времени разработки каменного уголья на Донецком кряже событие это множество раз описано было в научной и популярной литературе, но документального подтверждения сего предания нет.
Отметим, что в Азовских походах участвовал Я́ков Ви́лимович Брюс, будущий президент Берг-коллегии. В 1695 г. он был произведён в капитаны и состоял за инженера в первом походе на Азов. В 1696 г. Брюс (тогда капитан девятой флотской роты) отплыл с Лефортом из Воронежа снова к Азову и во время пути составил карту от Москвы до Малой Азии, напечатанную потом в Амстердаме. За эту работу Брюс был пожалован чином полковника.
Возможно Брюс уже слышал о горючем камне в земле донских казаков во время Азовских походов и для него не стал неожиданностью результат экспедиции Капустина.
Петра не покидала мысль о горном промысле и оба раза, возвращаясь из Азовских походов, он заезжал поработать на Тульских железных заводах.
Будущий Император Российский (с 1721 г.) несомненно имел определенные представления о пользе каменного угля. Во время своего первого путешествия за границу, он провел зиму 1697-1698 гг. в Англии, которая к тому времени добывала около 3 млн. тонн каменного угля ежегодно. Но выписать оттуда рудознатцев не получилось, слишком дороги оказались. И Петр решил поискать мастеров в Саксонии.
После «жестокой школы» северной войны 1700-1721 гг., которая по выражению Петра «леность отогнала и ко трудолюбию и искусству день и ночь принудила», император еще энергичнее принимается за организацию рудного и металлургического производства.
К концу царствования Петра весь почти лес вокруг уральских и подмосковных металлургических заводов был вырублен для производства древесного угля. К этому времени положение России на Балтике и в Азовском море было прочно и встал вопрос о поиске каменного угля на юге России.
В 1721году Григорий Капустин получил задание об изыскании железных и других руд в Воронежской губернии, которая охватывала в то время огромную территорию, включая часть нынешнего Донбасса.

Маршруты Григория Капустина.
На рассвете сентябрьского дня Капустин в сопровождении пожилого солдата Никиты Столбова покинул Москву и направился на полудень, в южнорусские степи Дикого Поля. В их подводе лежали кремневые ружья, топоры, кирки, молоток на длинной рукояти. Захватили они с собой полтора мешка овса для лошади и кое-что из провизии для себя: хлеб, крупу, солонину. Осень двадцать первого года будто на заказ выдалась сухой и тихой.

Экспедиция Григория Капустина.
Капустин на протяжении всего пути расспрашивал обывателей, и людская молва увлекала его все дальше и дальше. Он побывал не только в районах Верхнего и Среднего Дона, охватил разведкой значительную часть прибрежной полосы Северского Донца, тщательно обследовал Острогожский уезд. Близ города Середы, под селом Белогорьем, Капустин обнаружил новые залежи железной руды. Но главная цель была впереди.
Теплыми вечерами, душными днями, росными рассветами от станицы к станице, от хутора к хутору по пыльным безлюдным шляхам, давно не езженым дорогам тянулся обоз, с которым ехал подьячий села Даниловского, что в Костромском уезде. Все явственнее ощущалась своеобычная жизнь порубежной земли. Постоянная угроза вражеских набегов заставляла огораживать рвами, каменными стенками, дрекольем станицы, городки и хутора... А дальше простиралась обезлюдевшая, веками не вспахиваемая типчаково-ковыльная заокоемная пустошь.
Молва о земляном уголье привела Григория Капустина чуть ли не к самому южному краю Дикого Поля. Эти казачьи земли располагались неподалеку от Черкасска, того самого Черкасска, где, по изустному преданию, во время одного из Азовских походов казаки впервые удивили Петра необычным, горящим в огне каменьем и где он произнес вещую фразу «о сем минерале».
Казаки, станичные атаманы отнеслись к государеву посланцу не слишком тепло. Их недружелюбие было подкреплено к тому же запретом атамана Великого Войска Донского копать и жечь «бесовский» черный камень. Однако люди твердили, что балуются «чудодейственным» минералом ребятишки, разжигая костры, жгут камень станичные пастухи в степи, местные кузнецы в горне, и еще, сказывали, кое-где им отапливают жилище, используют при варке соли. Капустину показали «выходы» земляного уголья. За несколько дней были обследованы десятки таких мест. Местные работные люди, которых нанял Капустин, копали колодцы дудки глубиной в две-три сажени и более. Сооружали разборные переносные вороты, с помощью которых лошадьми таскали наверх бадьи с каменистым грунтом. Чтобы не роптали артельщики, Капустин с «царевым глазом» солдатом Столбовым прибавили им жалованья и сами копали землю, рыхлили неподдающийся грунт кирками. И однажды...
Сначала из одного колодца работные позвали рудознатца, потом его кликнули из соседнего:
Земляное уголье! Земляное уголье!
Да, это был искомый «бесовский» камень. Его грузили на подводы по полпуда из каждого колодца для будущих проб. То, что внешние признаки солнечного камня оказались одинаковыми в разных местах, а также наблюдение выходов уголья на поверхность в оврагах и балках навело мастера-рудознатца на мысль: «Уголье залегает едиными флетцами». То есть под землей находится единая угольная жила, один пласт, общий массив...
Этого до Капустина еще никто не понял, никто не осознал! Так буднично свершилось то, что через два с лишним столетия назовут открытием донецких углей. Подьячего же Григория Капустина назовут их первооткрывателем...
Исследовав казачьи земли близ Кундрючьих городков, составив подробную рукописную карту, рудознатец двинулся с обозом вверх по течению речки Кундрючьей и вышел к берегам Северского Донца близ нынешних городов Свердловска и Краснодона. Затем прошел вверх по течению реки Каменки, притока Донца, до Лисичьего Буерака (город Лисичанск), набрав и там земляного уголья для проб; повернул на юго-запад к Бахмуту (город Артемовск), обогнув полукольцом главный хребет Донецкой возвышенности — Нагольный кряж. В конце октября из Бахмута его обоз направился к Дону, в Острогожский уезд. Взяв там образцы железных, золотых и серебряных руд, Капустин с обозом тронул по зимним российским дорогам в обратный путь.
Таким образом, в 1721 году Капустин открыл каменный уголь близ притока Северского Донца — реки Курдючьей и доказал его пригодность для использования в кузнечном и железоделательном производствах.
Речка и селение Верхняя Кундрючья находятся в 20 только верстах выше знаменитых Грушевских антрацитовых разработок XIX столетия.
После учреждения Берг-коллегии "рудным доносителем" (фактически одним из руководителей горно-разведочного дела в России) был назначен Лодыгин.
Посылая Капустина на Дон, в малообследованные и малообжитые края, начальник команды рудознатцев Василий Лодыгин доверил Капустину очень важное государственное дело.
Начальник команды неслучайно остановился на кандидатуре кинешемского подьячего. За время работы в команде горноразведчиков Григорий Капустин показал себя не только опытным рудознатцем, но и умным, инициативным человеком.
Григорий Григорьевич Капустин родился в селе Даниловском, вблизи Кинешмы (современная Ивановская область России). Односельчане выбрали Григория Григорьевича своим подьячим. В течение 17 лет он нёс обязанности выборного подьячего, но в то же время занимался розыском руд и минералов вблизи родного села. Узнав, что в Санкт-Петербурге существует команда горноразведчиков, руководимая Василием Лодыгиным, Капустин обратился к руководителю команды с просьбой зачислить его в состав команды.
В начале 1722 года, возвратясь в Москву, он докладывает Лодыгину о своей поездке и результатах геологических разведок. После того, как Лодыгин донес Берг-коллегии о находке, Пётр издал указ: «На Дон, в Казачьи городки и в Оленьи горы, да в Воронежскую губернию, под село Белогорье, для копания каменного угля и руд, которые объявил подьячий Капустин, из Берг-коллегии послать нарочного, и в тех местах, того каменного уголья и руд в глубину копать сажени на три и больше и, накопав пуд по пяти, привезть в Берг-коллегию и опробовать. И в оном компании руд и уголья, о воспоможении к губернатору Измайлову послать указ».
Именной Указ от 7 декабря 1722 г. "О приискании на Дону и в Воронежской губернии каменного угля и руд" положил начало истории создания угольного промысла в России. Этот указ Петра знаменателен тем, что с него начинается история разведок недр страны, организованных государством, а не частными лицами, как это было прежде.
Вторично Капустин был послан на Дон в Казачьи городки, то есть в район нынешнего города Шахты, а также в район, где сейчас расположен Лисичанск Луганской области. Он получил точные указания, что, производя разведки, должен копать шурфы глубиною в 9 сажен и больше и отбирать образцы, испытания которых должна производить в Москве Берг-коллегия. В новое путешествие Капустин выехал 27 декабря 1722 года. Он должен был привезти в Москву по пять пудов угля из каждого отрытого шурфа. В то время, когда Капустин уже находился на Дону, он получил дополнительное распоряжение разведать «земляное уголье» близ городка Бахмут, о залежах которого сообщили в Берг-коллегию казаки Изюмского полка, расквартированные в Бахмуте и вблизи него.
Заслуги Капустина не были должным образом отмечены, и в истории русской геологии 19 века его имя игнорировалось. Вот, например, показательная цитата из книги А. Скальковского «Каменноугольная промышленность в Новороссийском крае» (1847, «Журнал министерства внутренних дел»): «21 сентября 1724 года упоминается уже (по указанию какого-то подьячего Капустина) о нахождении каменного угля в урочище Белогорье на Дону и на Верхней Кундрючьей».
Далее: И. Полетика и М. Блинов, «История основания русских горных заводов» (1862, «Памятная книжка для русских горных людей»): «До самой своей кончины Петр Великий заботился о развитии горного производства в России. В 1722 и 1723 годах он повелевает исследовать каменный уголь, найденный на реках, впадающих в Дон и Днепр… Последствия этих исследований неизвестны».
Продолжить свои исследования после смерти Петра Капустину не удалось. Екатерина I, наследница престола, распорядилась «заметить» те места, где производилась разведка, и больше не организовывать экспедиций без её личного указания.
В Лисичанске и Макеевке установлены памятники Г. Г. Капустину.

Памятники Григорию Капустину на Донбассе.
В его честь названы улицы в городах Донецке, Шахтерске, Горловке, Торезе и Сальске.
Уголь рудознатец Капустин нашел у нас на реке Кундрючьей, а увековечили его память в других районах Донбасса...
В Трудах Донского Войскового Статистического Комитета Выпуск первый Новочеркасск, 1867 ошибочно сказано, что «Первое указание о присутствіи каменнаго угля въ Донском крае находится в указе Петра Великого 21 Сентября 1724 года. В нем говорится о нахождении каменного угля в урочище Белогорье на Дону и на Верхней Кундрючье, куда послан был для исследования открытых месторождений угля выписанный из Англии горный мастер Никсон с четырьмя помощниками».
Для Капустина, входившего в состав группы, это была уже третья экспедиция в наши края.
К сожалению, на Украине, после того как она стала независимым государством предпринимаются неуместные попытки отсечь историю освоения украинского Донбасса от общей истории отечественной угольной промышленности. Как и во всех исторических фальсификациях в современной Украине первооткрывателем угольных залежей предпочитают называть иностранца, в данном случае англичанина Я. Никсона.
В 1723 году управитель городка Бахмута Никита Вепрейский и капитан Семён Чирков донесли, что в 25 вёрстах от Бахмута разрабатываются месторождения каменного угля: «Оное уголье окопывано в горе по мере и длину 15 сажен в вышину 10 сажен и оное земляное уголье употребляеца ныне на Бахмутские соляные заводы, в казеные кузницы на латание солеваренных сковород и на прочие поделки».
Донской полковник Гречанинов в своем отчете о горных промыслах на Дону в 1723 году также сообшает Петру о добыче каменных углей. В 1780 г. Василий Горин вместе со «стальным мастером» из Тулы Федотом Левикиным, и своими земляками Еремеевым, Шапошниковым и Василием Наумовым разведали месторождение каменного угля, железных и свинцовых руд по рекам Талой, Каменке и Нагольному кряжу.
После опробования угля и железной руды, оказавшихся качественными и вполне пригодными для промышленных целей, Берг-коллегия разрешила Горину вести добычу только в течение двух месяцев. Однако Атаман Войска Донского А. И. Иловайский, не обращая внимания на разрешение, воспретил Горину разработку месторождений. Горину случайно удалось избежать ареста.
Фаворит Екатерины II Потемкин сообщил Сенату, что разработка ископаемых в области Войска Донского может «нарушить спокойствие». Сенат запретил разработку угля и руд на Дону.
В 1790 году капитан Скорняков донес о том, что им обнаружены богатые месторождения угля вдоль нижнего течения Дона. Он просил разрешения начать разработку их, а для работы на шахтах отрядить арестантов из Таганрога.
В 1793 году казак Двуженов, нашедший пласт угля у реки Крепинькой (по другим данным на р. Грушевке), вырыл небольшой шурф и начал добычу угля. Он обязался поставить городу Таганрогу 3000 пудов угля.
Проходили закладки шахт и в других местах донецкого бассейна.
Есть возле старинного донецкого города Лисичанска неглубокий овраг — Матросская балка. Так назвали его в конце 18 века.
Тогда из Севастополя, Одессы, Таганрога и других портовых городов юга пришли, проделав большой путь к казачьему селению Лисичьему Байраку на берегу Донца, команды матросов в распоряжение инженер-капитана Аврамова. Они заложили в овраге возле Лисичьего Байрака несколько неглубоких шахт и стали добывать уголь.

Первые каменноугольные шахты.

ЛИТЕРАТУРА

1. Богословский М. М. Петр I. Материалы для Биографии. М., ОГИЗ Государственное социально-экономическое издательство, 1940.
2. Гатинский Ю. Г., Вишневская Н. А. Горнодобывающая отрасль России: от первых рудознатцев до современной индустрии (к 300-летию горно-геологической службы). Государственный геологический музей им. В.И. Вернадского РАН, Москва. Вестник ОГГГГН РАН, № 3(13), 2000.
3. Губин Л. Первооткрыватель. Историческая повесть о первооткрывателях Донбасса Г. Г. Капустине. — Сталино: Сталин. обл. изд., 1957.
4. Заозерская Е. И. Поиски каменного угля при Петре I. “Известия Всесоюзного географического общества», 1943, т. XXV, вып. 2, стр. 49 — 56.
5. Истории царствования Петра Великого. Н. Устрялов. Санкт-Петербург, в типографии Императорской Академии Наук. 1855.
6. К истории горного дела. Под ред. В. В. Грицкова. Сборник русского исторического общества, т. 6 (154). М. «Русская панорама», 2003.
7. Каплан И. И. Первооткрыватель Донбасса Григорий Капустин. М., Углетехиздат, 1949.
8. Ломоносов М. В. Первые основания металлургии или рудных дел, Спб., 1763.
9. Лоранский А. М. Краткий исторический очерк административных учреждений Горного ведомства в России 1700–1900 гг. Санкт-Петербург: тип. инж. Г.А. Бернштейна, 1900.
10. Об учреждении приказа Рудокопных дел. Полное собрание законов Российской империи. т. 4. 1812. Августа 24. Именной. (1700 г.)
11. Об учреждении Берг-Коллегиума для ведения в нем дел о рудах и минералах. Полное собрание законов Российской империи. т. 5. 3464. Декабря 10. Именной. (1719 г.)
12. О приискании на Дону и в Воронежской губернии каменного уголья и руд. Полное собрание законов Российской империи. т. 6. - Декабря 7. Именной. (1722 г.)
13. Открытие и начало разработки угольных месторождений в России : Исследование и документы / Сост. под руковод. проф. А. А. Зворыкина. - М. -Л., Углетехиздат, 1952.
14. Подов В. И. Открытие Донбасса. Исторический очерк. Документы. Луганск. Рубежанская городская типография, 1991.
15. Подов В. И. Легенды и были Донбасса. - Луганск, Світлиця, 1998.
16. Советская историческая энциклопедия, 1969, т. XII. Стр. 75 — 76.
17. Тетерин В. Солнечный камень Дикого поля. «Вокруг света» № 12, 1978 г., (стр. 57-61).
18. Трубецкой К. Н., Глембоцкая Т. В. 300 лет административному управлению горным делом в России. Вестник ОГГГГН РАН, №3 (13), 2000.
19. Шлаттер, И. А. Обстоятельное наставление рудному делу, состоящее из четырех частей, в которых описаны рудокопныя места, жилы и способы для прииску оных, також учреждение новых рудников, потребныя к рудному произведению машины, и разобрание, толчение, и промывание руд; с прибавлением о добывании каменнаго уголья, сочиненное и многими чертежами изъясненное действительным статским советником, Берг-коллегии президентом и Монетной канцелярии главным судьею Иваном Шлаттером / И. А. Шлаттер. — [СПб] : Печатано при Императорской Академии Наук, 1760. 
20. Шубин А. В. История Новороссии. — М. : ОЛМА Медиа Групп, 2015. — 480 с.
21. Энциклопедический словарь. Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. т. XVII, Спб., 1896. ст. Кундрючья.

СЕТЕВОЙ РЕСУРС:

1. Азовские походы Петра
https://vivaldi.dspl.ru/bv0000282/view#page=4
2.Кундрючья
https://water-rf.ru/Водные_объекты/2250/Кундрючья
3. Лодыгин
https://gufo.me/dict/mining_encyclopedia/Лодыгин_В_Х
4. Майкова Т. С. Военные «юрналы» петровского времени (По материалам ЦГАДА).
http://www.reenactor.ru/ARH/PDF/Maikova.pdf
5. Походные и путевые журналы Императора Петра I-го.
https://vivaldi.dspl.ru/bx0000268/view#page=2






















































© Все права защищены 2022