Заштатные города Российской империи
от капитализма до капитализма

г. Александровск - Грушевский

Сайт Бондаренко Павла Ивановича

Главная

Об авторе

Гостевая

ЧАСТЬ I

1. Путешествие в прошлое
2. Открыватели недр Донбасса
3. Старый, новый и Большой Донбасс
4. О земле донских казаков
5. Екатеринославские уезды Донбасса
6. Пришельцы из волчьего логова
7. Антрацитовая горячка на Грушевских рудниках
8. Строительство Грушевско-Аксайской железной дороги
9. Нетипичный город
10. Развитие капитализма в заштатном городе
Углепромышленники Александровск- Грушевского
11. С. Н. Кошкин
12. И. С. Кошкин
13. И. С. Панченко
14. А. В. Марков
15. Н. И. Чурилин
16. Г. И. Шушпанов
17. Е. Т. Парамонов
18. Н. Е. Парамонов. Начало пути
19. Н. Е. Парамонов. От Елпидифора до Байройта
20. Н. Е. Парамонов. Что имеем не храним...
Участие Грушевских углепромышленников во Всероссийских и международных промышленных выставках
21. Санкт-Петербург 1870 г.
22. Москва 1882 г.
23. Нижний Новгород 1896 г.
24. Париж 1867 г.
25. Париж 1889 г.
26. Париж 1900 г.
Горные инженеры и штейгеры Грушевки
27. В. А. Вагнер
28. Н. А. Юганов
29. Б. М. Файвишевич
30. Е. М. Колодуб
31. М. Б. Краснянский
Известные люди, посещавшие Грушевские копи в XIX в.
32. Наследник престола Великий князь Николай Александрович
33. Наследник престола Великий князь Александр Александрович
34. Ученый Д. И. Менделеев
35. Художник Н. А. Касаткин
36. Писатель А. С. Серафимович

ЧАСТЬ II

1. О степени эксплуатации Грушевских горнорабочих
2. Артели горнорабочих как форма организации трудового коллектива
3. Женский и детский труд
4. Оплата труда и благосостояние горнорабочих
5. Охрана труда горнорабочих
6. Быт и досуг Грушевских горнорабочих
7. Рабочее движение
8. Руководство города Александровск-Грушевского на рубеже XIX-XX веков
9. Городская торговля

     19. Н. Е. Парамонов. От «Елпидифора" до Байройта

В 1905 году Елпидифор парамонов подписал у ростовского нотариуса Цветкова духовное завещание, в котором "по совести" определил свое состояние в четыре с половиной миллиона рублей. Все это завещалось сыновьям: Петру - шестьдесят процентов, Николаю - сорок. Они обязывались, каждый соответственно своей доле, выплатить по триста тысяч сестрам Любови и Агнии и по сто тысяч их детям - по достижении ими совершеннолетия.
Революционное брожение в его голове не мешало Николаю Парамонову вместе с отцом заниматься коммерческой деятельностью. Он вёл скупку и торговлю зерном на Дону и по России, ему принадлежали многочисленные хлебные склады и мукомольные мельницы. Также успешно занимался судостроительным и судоремонтным производством, владел собственными пароходами, баржами и пристанями.

Николай Парамонов (слева).
В 1905 году глава парамоновской фирмы передал младшему сыну управление своим пароходством, приобрел для него у наследников Панченко антрацитовый рудник близ станции Власовские копи.
В Ростове язвили: «Елпидифор купил сыну новую игрушку. Не так опасна, как издательство, а главное - более доходна...».
Когда же в Ростове дело дошло до баррикад, в Александровск-Грушевском, на своем руднике, Парамонов-младший и укрылся. Близость к таким революционным "крайностям", как восстание, в трезвые расчеты молодого горнопромышленника не входила.
Переданная в управление Н. Е. Парамонову шахта встретила нового хозяина забастовкой. 23 октября 1905 г. представители Донского комитета РСДРП начали забастовку на рудниках Парамонова, предъявив новому хозяину ряд экономических требований (увеличение заработной платы, постройка бани на руднике, постройка семейных квартир и т. п.). Начальство обещало удовлетворить требования рабочих. Однако представители Донского комитета РСДРП убедили рабочих, что это лишь обещания и предложили объявить всеобщую забастовку, которую поддержали шахтеры на рудниках Шушпанова, Кошкина, Русского Общества Пароходства и Торговли (РОПИТ). Шахтеры рудников, прекратив работу, устроили погромы, ушли в город.

Народный гнев. Из британской газеты. Власти Александровск-Грушевска, боясь погрома обезумевшей толпы шахтеров, отдали приказ войскам открыть по ним огонь. Рабочие в панике разбежались. В результате 5 человек было убито и 23 ранено. 26 октября 1905 г. на все рудники прибыли вооруженные казаки. Подобные расправы с забастовщиками были и в советское время. В 1962 году В Новочеркасске во время выступления рабочих с требованием повышения зарплаты по данным военных было убито 26 человек а более 50 ранено. Участников митинга осудили. Кого то расстреляли, а больше ста человек осудили на срок от 10 лет.

Молодой предприниматель Николай Парамонов выполнил обещание, прибавил рабочим своего рудника 25% к заработной плате, а на остальных рудниках, где бастовали горняки, зарплата не была увеличена. И в дальнейшем заработная плата на рудниках Н. Е. Парамонова была самой высокой. Член Государственной Думы В. А. Харламов утверждал: «Своим служащим и рабочим Парамонов платил по сравнению с другими более высокую заработную плату».
"Угольная игрушка" сыну понравилась. Николай решил заняться горным делом всерьез. Незадолго до смерти отца, скончавшегося в 1909 году, антрацитовый рудник стал предметом хозяйских забот Николая.
Николай в роли хозяина смотрел глубже и шире брата, веяния времени улавливал более тонко. С патриархальщиной следовало кончать - и поскорее, чтобы не быть съеденными конкурентами. Его идеал - "американизация" производства.
Рудник уже давно перестал удовлетворять молодого углепромышленника. В 1910 году была закончена проходкой новая шахта "Елпидифор", рассчитанная на добычу 30-35 миллионов пудов угля в год. Консультантом у Парамонова при проходке шахты был профессор Петербуржского горного института А. А. Скочинский (1876-1960).

Шахта была одной из самых глубоких для того времени, а профессор был специалистом в области техники безопасности и вентиляции горных выработок, занимаясь вопросами аэродинамических законов движения воздуха в шахтах, повышением эффективности дегазации шахт, совершенствованием методов расчета шахтных вентиляционных сетей.

В 1947 году А. А. Скочинский награжден медалью «За восстановление Донбасса». Умер в 1960 году, похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Александр Александрович Скочинский родился 13 июля 1876 г. в селе Олёкма, в семье польско-литовских дворян. Дед Скочинского, Медард Феликсович, и отец, Александр Медардович, приняли активное участие в восстании 1863 года против царской власти. Восстание было разбито, и деда сослали на каторжные работы в Усолье Иркутской губернии, а отца на вечное поселение в Якутскую область, селение Олёкма. Александр Медардович добился разрешения на переезд в Красноярск. К поступлению в гимназию Сашу готовили политические ссыльные. Рядом со Скочинскими жила семья статского советника и городского головы Николая Александровича Шепетковского. На одном из вечеров, Саша познакомился с его дочкой, Марией. Маша была очень славной девушкой, доброй, образованной и скромной. Она училась в женской гимназии. В 1900 г. Александр Скочинский закончил с отличием Санкт-Петербуржский горный институт с занесением фамилии на золотую доску. В этом же году он женился на Маше Шепетковской, которая была его единственной любовью.
События октябрьских дней 1917 г. застали А.А.Скочинского в Восточном Донбассе, куда он с группой преподавателей и студентов был направлен в составе комиссии по выяснению возможности добычи антрацита в ближайшие 3-5 лет. Семья Скочинских оказалась в Новочеркасске. Будучи отрезан от Петрограда фронтом гражданской войны и не имея возможности вернуться, Скочинский предложил свои услуги Донскому политехническому институту, где был избран ординарным профессором по кафедре горного искусства.
До 1920 г. он вел педагогическую работу в стенах этого института. Жена Скочинского Мария Николаевна работала сестрой милосердия в госпитале. 1919-1920 гг. оказались трагическими для семьи. Заболела тифом и умерла 25 января 1919 г. Мария Николаевна, умерла от менингита дочь Марина, сам Александр Александрович тяжело заболел в Екатеринодаре (ныне г. Краснодар) тифом. После освобождения южной части России и Северного Кавказа от белогвардейцев А.А. Скочинский был назначен уполномоченным Горного совета ВСНХ РСФСР при Промбюро Юго-Востока России.
Эти подробности из жизни академика, Героя социалистического труда Александра Александровича Скочинского мы приводим для того, чтобы устранить заблуждения, распространяемые на официальных городских сайтах, где сказано следующее:
В 1907 году Парамонов построил особняк для своего зятя - Александра Скочинского, который был к тому же и главным проектировщиком первой Парамоновской шахты.
У Николая Парамонова было два сына и дочь, которая родилась в 1914 г., поэтому не мог горнопромышленник строить в 1907 году особняк для 31 летнего зятя к тому времени еще не родившейся дочери.
Шахта была построена в 1911 году и названа в честь отца Николая - «Елпидифор». Это самая крупная разработка Донецкого угольного бассейна того времени. Там построена электростанция, силовой подъёмник на электротяге для подъёма и спуска шахтёров в забой, в тоннелях установлены водяные электронасосы для откачки подземных вод. В 1912 году на «Елпидифоре», в шахты спускаются и начинают действовать английские врубовые машины. Ручной шахтёрский каторжный труд, наконец-то получает механизированную помощь.
Побывавшие на руднике инженеры свидетельствовали, что 242 – саженная шахта «Елпидифор» самая глубокая в России, а по техническому уровню может быть приравнена разве что к самым лучшим шахтам Англии и Германии. Шахта считалась одной из лучшей в России по показателям безопасности труда. Некоторые механизмы отработали почти весь срок службы шахты (например, четырехэтажная клеть) — более 90 лет.
А потом пошли заключения и еще на более высоких нотах: горного "дела", равного парамоновскому, нет во всем Донецком бассейне, перспективы у него небывалые - штука ли, запас в недрах купленных товариществом участков составляет один миллиард семьсот миллионов пудов угля!
Рядом с общежитиями рабочие получали кусок земли, на котором могли устроить небольшой огород. Борясь с сезонной текучестью, Парамонов давал льготные ссуды на постройку дома.
Многие, отработав сезон, могли насобирать средства на кирпичный дом.
Хозяин заботился, чтобы труд рабочих был по возможности безопасным и комфортным, чтобы люди получали сравнительно высокую зарплату и могли хорошо отдохнуть, не скупился на развитие их культуры.
На руднике открылись магазин и столовая на 400 посадочных мест.
Согласно приводимым исследователями архивным документам, в магазине было все, начиная от лаптей до духов включительно. «Цены в магазине на руднике Парамонова в большинстве случаев ниже себестоимости». Имелся общественный павильон, куда ежедневно привозили продукты из окрестных хуторов.
Даже первый кинематограф Александровск-Грушевска появился именно на Власовском руднике. Кроме того, на руднике действовали женские союзы. Женщины избирали общественные комиссии по организации работы клубов, библиотек, лекций, воспитанию детей.
Интеллигенция проводила вечера для рабочих. Существовала касса взаимопомощи, страховое общество для травмированных рабочих. Были построены школа и больница.
Н. Е. Парамонов совместно с управляющим рудником Г. Кузнецовым организовали Общество трезвости. Газета «Утро Юга» в 1914 г. сообщала: «До появления общества Трезвости на руднике Парамонова пьяный разгул был нормой. После создания Общества Трезвости пьянство стало «сходить на нет». Спектакли, литературные вечера, лекции, спевки, репетиции струнного и духового оркестров стали заполнять свободное время рабочего».
В народном доме проходят лекции, и владелец рудника лично рассылает приглашения лекторам. Вот, что пишет он одному из них: «Многоуважаемый Борис Иванович! Я узнал, что 2 апреля Вы в Ростове читаете лекцию - «Немецкая культура и немецкое варварство». Обращаюсь к Вам с просьбой рудничного общества прочесть эту лекцию и у нас на рудниках, за что будем Вам очень и очень благодарны. Аудитория будет состоять из меньшинства интеллигенции и большинства рабочих… Условия, предложенные Вами, принимаю вперед... Надеюсь, что Вы не откажете…».
По воспоминаниям В. А. Харламова школы, больницы, казармы для холостых и домики для семейных, столовые, бани у Н. Е. Парамонова были образцовыми и бесплатными.
Вместе с тем самые большие штрафы были на «Елпидифоре». Хозяин не допускал забастовок, к 1916 году степень эксплуатации доходила до 160-180 %, а все вложенные затраты на постройку рудника и рабочего поселка окупились в два года.
Шахта "Елпидифор" в советское время была переименована в шахту им. Артема - местного, Донбасского революционера. Эта шахта работала до 1993 года. Закрыта в 1995 году, юридически ликвидирована в 2005.

Сегодня на месте бывшей шахты можно снимать фильм о защитниках Сталинграда.

В лучших традициях семейного бизнеса Парамонов развивает сопутствующие производства. Строит подковный завод и обеспечивает подковами с ухналями, не только все грушевские рудники, где лошади являются основным тяглом, но и выполняет военные подряды Всевеликого войска Донского. За компанию с подковным, возводится кирпичный завод – нужен материал для строительства инфраструктуры и рабочих посёлков. Брикетная фабрика и химический завод стали трудиться уже на нужды Первой мировой войны. Накануне 1914 года, Николай Парамонов закладывает пять новых шахт, в степном посёлке Несветай. Сегодня это город Новошахтинск.
Семья Парамоновых в годы Первой мировой войны внесла на дело обороны страны около одного миллиона рублей.
 Братья Парамоновы выступали за организацию высшего учебного заведения в г. Ростове-на-Дону. В 1913 г. они пожертвовали на Ростовский университет 30 тысяч рублей, и ещё 10 тысяч рублей в пользу ростовского Общества народных университетов. С 1912 г. стала работать воскресная школа в Александровск-Грушевске на Власовском руднике Н.Е. Парамонова.
В годы войны Николай Парамонов представлял Ростов-на-Дону в Центральном военно-промышленном комитете.
К 1917 году Пётр и Николай Парамоновы владели пароходством, состоящим из двадцати шести пароходов и ста пяти буксирных барж. Их мельница давала до 100 тонн суточного мучного помола. Угольные рудники вырабатывали десятки тысяч пудов антрацита. Основной капитал доходил до двадцати миллионов рублей. Это почти в пять раз превышало сумму, оставленную им отцом в наследство всего восемь лет назад! По приблизительным подсчётам, пятую часть капитала братья Парамоновы потратили на благотворительность.
Отметим, что и многим крупнейшим современным предпренимателям не чужд дух благотворительности. Например, расходы на благотворительность Алишера Усманова в 2012 году составили 180 миллионов долларов. Он лично учредил фонды "Искусство, наука и спорт", "За будущее фехтования". Бизнесмен поддерживает спорт, театры, музеи, участвует в социальных проектах и в помощи тяжелобольным детям.
Когда убежденные меньшевиками и эсерами, шахтеры парамоновского рудника послали в Ростов, к "демократу"-шахтовладельцу делегацию, чтобы договориться о восьмичасовом рабочем дне, ответ был категоричным: ни на какие уступки он не пойдет, работа продолжается на прежних условиях.
Шла война, а Парамонов был патриотом своего отечества.
Как известно, в Отечественную войну на производстве зачастую работали по 14 часов даже женщины и дети.
Горняки, по совету большевиков, установили для себя восьмичасовой день уже сами, не спрашивая Парамонова.
После Февральской революции Николай Парамонов включился в формирование органов новой власти. В первые фигуры области вышли его единомышленники – Зеелер, Петренко, депутат Государственной думы от Александровск-Грушевского Воронков.
К осени семнадцатого года отношения между Парамоновым и шахтерами рудника достигли наибольшей остроты. Рабочие не принимали и изгоняли хозяйских агентов. Парамонов в ответ лишил их продовольствия и оплаты.
Хотя Николай Парамонов выступал против самодержавия, политику власти большевиков он не принял, став одним из организаторов сбора средств для Белой Добровольческой Армии.
Именно в новом особняке Николая Парамонова на Пушкинской улице, близ Ткачевского переулка, разместился штаб создававшейся с помощью донского атамана Каледина Добровольческой белой армии генерала Лавра Корнилова.

Особняк Н. Е. Парамонова на Пушкинской улице в Ростове-на-Дону.
В этом особняке располагался и ревком красных и кайзеровские офицеры немецкой армии, захватившие Ростов в 1918 году.
Ныне в бывшем особняке Парамонова в Ростове-на-Дону располагается Отдел редкой книги Научной библиотеки РГУ.
"Организаторы спасения России" Корнилов и Алексеев надеялись в Ростове сколотить армию, способную сокрушить большевизм.

9 февраля 1918 года добровольцы в последний раз построились перед парамоновским особняком: красногвардейские отряды Сиверса были уже совсем рядом. Прозвучали слова команды, и офицеры, и юнкера, держа равнение, двинулись к Нахичеванской меже и дальше - за Дон, в степи, в отчаянный зимний поход, прозванный впоследствии "ледяным".

Тогда же исчез из Ростова Николай Парамонов.
Выждав где-то опасное для него время, Парамонов вновь появился в нем весною, с приходом германских кайзеровских войск.

.

Немцы в Ростове-на-Дону. 1918 г.
Он стал членом белоказачьего Войскового круга, одним из активных соратников атамана Краснова того самого, который был повешен в 1947 году в Москве по приговору суда как нацистский преступник). Парамонов склонялся к идее самостоятельного донского казачьего государства, как и донской белый атаман П. Н. Краснов. При Краснове он занимался экономической и просветительской деятельностью, был управляющим Отдела торговали и промышленности.
Осенью 1918 года вместе с другими промышленниками он основал Угольный синдикат, участвовал в создании Юго-Восточного Промышленного банка. Интересно, что при этом Николай Елпидифорович 2 февраля 1919 года, в составе Войскового Круга, в закрытом заседании принял отставку атамана Краснова. В 1919 году при генерале Деникине, Парамонов стал управляющим Отдела пропаганды по борьбе с большевиками. В том же 1918 году Николай Парамонов оказывается в тюрьме за отказ снабдить зерном оккупационную немецкую армию, союзницу Белых сил, и временно интернирован в Брест-Литовск.  Разуверовавшись в политике, Н. Е. Парамонов подал в отставку.

После поражения Белого Движения поздней осенью 1919 года все члены парамоновской фамилии, уезжают поездом в Новороссийск. Там они грузятся на единственный, оставшийся в их собственности, пароход «Принцип». В 1920 году Парамоновы навсегда покидают Россию, оставив ей всё, что успели создать.
На туретчине семья существует за счёт доходов от «Принципа». В 1921 году, когда рушатся последние надежды на возвращение в Россию, Парамоновы переезжают в Германию. Николай Парамонов снова, поднявшись с колен, начинает собственное дело. Он скупает бросовую землю в окрестностях Берлина и создаёт автопредприятие, где есть сервис, ремонтные мастерские, гаражи и заправки. Всё многочисленное семейство перестаёт остро нуждаться в средствах.
 Здесь Николай Парамонов занимался строительством и биржевыми операциями. Поддерживал отношения с находившимся в эмиграции П. Н. Красновым, выступив совместно с ним учредителем антисоветской организации «Братство Русской правды».
В 1940 году, в возрасте семидесяти одного года, умирает старший брат Пётр Елпидифорович Парамонов. Его могила находится на русском православном кладбище Берлина. Там же покоится и любимая супруга Петра, Лидия Александровна.
Фашисты, во время Великой Отечественной войны, оккупировав советскую территорию, предлагают Николаю Парамонову вернуться, обещая вернуть ему всё отнятое большевиками. Но этот, по настоящему русский человек, отказывается возвращаться, и снова, теряя всё нажитое, в 1944 году переезжает вместе с женой Анной Игнатьевной в Чехословакию.
В 1945 Чехословакия освобождена советскими войсками. В России Николай Парамонов объявлен «врагом народа». Он помнит об этом и с большим трудом добивается разрешения на переезд в Баварию, занятую американскими ойсками. Николаю Елпидифоровичу в то время исполняется 69 лет. Не тот возраст, чтобы всё начинать заново.
Парамонов опять встаёт! Он снова открывает издательский бизнес и продаёт книги лучших российских классиков изголодавшимся по родному литературному слову соплеменникам.
На склоне лет свое занятие революционными делами в России признал ошибкой.
Его потомки стали известными деловыми людьми во Франции, Испании, США, Греции.
Что касается дочери Парамонова, Анны, - она вышла замуж за Дмитрия Константинова, попавшего в плен и служившего походным священником в русской освободительной армии (РОА) генерал-предателя Власова.
Свою книжонку «Я сражался в Красной Армии» Д. В. Константинов заканчивает словами: «Кровавый ужас приближается с востока».
Получив при советской власти высшее образование и ученую степень, очень не любил Дима эту самую власть да, похоже, и Россию тоже.
Умер Николай Елпидифорович Парамонов от сердечного приступа 21 июня 1951 года, в возрасте семидесяти пяти лет и остался на вечное поселение в пределах кладбища баварского городка Байройт.


ЛИТЕРАТУРА

См. список литературы к статье Н. Е. Парамонов. Что имеем не храним...







© Все права защищены. 2022 г.