Заштатные города Российской империи
от капитализма до капитализма

г. Александровск - Грушевский

Сайт Бондаренко Павла Ивановича

Главная

Об авторе

Гостевая

ЧАСТЬ I

1. Путешествие в прошлое
2. Открыватели недр Донбасса
3. Старый, новый и Большой Донбасс
4. О земле донских казаков
5. Екатеринославские уезды Донбасса
6. Пришельцы из волчьего логова
7. Антрацитовая горячка на Грушевских рудниках
8. Строительство Грушевско-Аксайской железной дороги
9. Нетипичный город
10. Развитие капитализма в заштатном городе
Углепромышленники Александровск- Грушевского
11. С. Н. Кошкин
12. И. С. Кошкин
13. И. С. Панченко
14. А. В. Марков
15. Н. И. Чурилин
16. Г. И. Шушпанов
17. Е. Т. Парамонов
18. Н. Е. Парамонов. Начало пути
19. Н. Е. Парамонов. От Елпидифора до Байройта
20. Н. Е. Парамонов. Что имеем не храним...
Участие Грушевских углепромышленников во Всероссийских и международных промышленных выставках
21. Санкт-Петербург 1870 г.
22. Москва 1882 г.
23. Нижний Новгород 1896 г.
24. Париж 1867 г.
25. Париж 1889 г.
26. Париж 1900 г.
Горные инженеры и штейгеры Грушевки
27. В. А. Вагнер
28. Н. А. Юганов
29. Б. М. Файвишевич
30. Е. М. Колодуб
31. М. Б. Краснянский
Известные люди, посещавшие Грушевские копи в XIX в.
32. Наследник престола Великий князь Николай Александрович
33. Наследник престола Великий князь Александр Александрович
34. Ученый Д. И. Менделеев
35. Художник Н. А. Касаткин
36. Писатель А. С. Серафимович

ЧАСТЬ II

1. О степени эксплуатации Грушевских горнорабочих
2. Артели горнорабочих как форма организации трудового коллектива
3. Женский и детский труд
4. Оплата труда и благосостояние горнорабочих
5. Охрана труда горнорабочих
6. Быт и досуг Грушевских горнорабочих
7. Рабочее движение
8. Руководство города Александровск-Грушевского на рубеже XIX-XX веков
9. Городская торговля

     6. Быт и досуг Грушевских горнорабочих

Шахтерское большинство жило в казармах — это были в основном неквалифицированные рабочие. Эти рабочие имели почти всегда постоянную связь с деревней, в сущности, были мужиками, идущими в отхожий промысел.
Русская общественная мысль, часто критиковала плохие жилые рудничные помещения. В большинстве они были действительно плохи, особенно когда носили тип общей казармы: .

Казармы для рабочих в Юзовке (Донецк).
Частично объяснением бедности рудников в рабочих помещениях может служить то обстоятельство, что угольные предприятия Донецкого Бассейна расположены в местности слабо населенной и что местное население почти никогда не работало в шахтах; поэтому рудники должны были строить жилые дома для всех своих рабочих. Этот расход, неизвестный в такой мере на западе, отягчал основной капитал угольного предприятия.
Большинство донских шахтеров проявляли готовность мириться с бытовой неустроенностью и отличались равнодушием к благоустройству своего жилища и рудничных поселков, так как смотрели на свою жизнь на рудниках как на временную, а также в силу бытовой непритязательности. По этой причине основная масса шахтеров в рассматриваемый период проживала в больших землянках-балаганах и небольших землянках-каютках, которые они сами не считали полноценным жилищем. Лишь небольшая прослойка отличавшихся экономностью постоянных кадровых рабочих и некоторые шахтеры-отходники уже с конца 1860-х годов строили на заработанные деньги для себя каменные и деревянные дома при рудниках и в своих деревнях.
Быт шахтеров не отличался большими удобствами. Но, случалось и минимальных удобств шахтер лишался по своей глупости.
А. Свирский в газете «Приазовский край» в конце XIX века описывает характерный случай безалаберного поведения молодого горнорабочего.
- Сколько часов в сутки вы здесь находитесь? - Спросил я у первого рабочего, как только он оправился от кашля.
- Двенадцать часов. В шесть часов утра опустимся, а в шесть часов вечера нас вторая очередь сменяет.
- И вам здесь не трудно пробыть целых 12 часов?
- Зачем трудно? Никакого здесь труда нет. Мы люди привычные. Да вот, хошо взять нашего Микитку: Цельных три месяца парень в шахтах прожил и не разу не вылезал. - Что-же его вынуждало здесь жить и не вылезать?
- Вишь, зима дюже лютая была, а халамидку-то свою он еще на Покрова пропил; он и того... мороза испужался. А вот он и сам Микитка, подь-ка сюда...
- К нам подошел молодой парень, совсем еще мальчуган, в изорванной куртке. На вид ему было не более 16 лет. На его черном, как-будто вымазанном ваксой, лице играла полуидиотская улыбка.
- Говорят, - обратился я к нему, - что ты здесь, в шахте всю зиму прожил. Правда это? - Зачем неправда? Правда, коли говорят.
- А ты давно работаешь на шахте?
- ретий год.
- Один работаешь или еще с кем-нибудь?
- Допрежь того с батькой работал, а теперича и от его отделился.
- Почему же ты отделился?
- А потому, что у меня батька не батька, а черт рогатый: сам пьянствует и за бабами бегает, а мне слободы никакой не дает. Вот я и того... плюнул ему в бороду да в другую артель и записался.
По словам штейгера Е. К. Колодуба, бывшего в период 1890-х годов управляющим одним из крупных рудников в Грушевском районе, внедрение машин на рудниках приводило к появлению таких новых шахтерских профессий, как рудничные мастера и старшие машинисты, машинисты-рукоятчики, управляющие подъемными машинами, машинисты-насосные, которых часто называли «камеронщиками». Машинистами и мастеровыми, по его словам, становились, как правило, опытные и ответственные горнорабочие. «Школ, которые подготовляли бы людей к этим работам, пока еще не существует, и все эти специалисты выходят, по большей части из тех же шахтеров, прошедших всю лестницу горных чинов, начиная с тягальщика».
Так, на руднике, которым заведовал Е. Колодуб, старшим машинистом работал Г. И. Бочкарев, «прошедший всю лестницу горных чинов, начиная с тягальщика». Подобно Г. И. Бочкареву, отмечает Е. Колодуб, «и другие машинисты долгой практикой изучают машины и уход за ними. Законов физики и механики мастеровые не знают, поэтому, как только получается на рудник новая машина, она немедленно разбирается, осматривается и таким образом изучается в совершенстве». Очевидно, что появление прослойки машинистов, получающих сравнительно высокую заработную плату, должно было оказывать влияние и на основную массу шахтеров.
Шахтер на Донбассе, выбравшийся в «люди», ставший мастером — десятником, машинистом, забойщиком или крепильщиком, часто и простой чернорабочий, но стойкий, держащий себя в руках человек — шахтерское меньшинство, рабочая духовная аристократия рудника, — быстро преображался и внешне: квартира — в большинстве для такого рабочего это была отдельная квартира, даже домик.
В Александровск-Грушевском строительству жилья, улучшению быта и досуга шахтеров много сил и средств уделял Николай Парамонов.

Перепись 1897 года дает нам некоторое представление о составе рабочих Донбасса по культурно-образовательному уровню.
Согласно этим сведениям, наиболее высокий уровень грамотности рабочих наблюдался в металлургической и металлообрабатывающей промышленности (60,2 %). Значительно ниже этот уровень был в угольной промышленности (31 %).
Частично это объясняется тем, что в угольной промышленности широко использовался труд рабочих-сезонников из крестьян.
Среди женщин в горной промышленности грамотными были лишь 10 %.
На крупных шахтах количество сезонных рабочих было меньше и условия жизни там горнорабочих было лучше. По подсчетам В. В. Модестова на шахтах РОПиТа уже в начале 1880-х годов число сезонных рабочих не превышало 20 %.
К концу 19 века число рабочих, живущих со своими семьями, достигало 20,6 %.
Согласно сведениям Статистического бюро Совета съездов горнопромышленников Юга России в 1901 году уже 38,5 % всех шахтеров проживали в семейных домах, причем на крупнейших угольных копях I категории этот процент повышается до 42,34%, а по подсчетам Г. В. Сичкаря, взявшего 10 наиболее крупных копей Донбасса, составил даже 47,7 %. Решающим образом меняется и духовный облик рабочих, растет их культурно-образовательный уровень, исчезают характерные черты крестьянского мировоззрения.
Важной частью досуга большинства шахтеров Дона в период 1860-90-х годов являлись религиозные праздники, посещение церкви, участие в молебнах и крестных ходах.

В. В. Сизов. Крестный ход. 2001 г.
Обычно построенные углепромышленниками при рудниках церкви шахтеры посещали в воскресные и праздничные дни.
В отчете Наказного Войскового атамана за 1896 г. отмечалось, что на грушевских рудниках имелись две посещаемые шахтерами в праздники и воскресенья церкви: домовая в здании больницы при руднике РОПиТ и на руднике И. С. Кошкина.
В то же время, имело место распространение в их среде таких форм антиобщественного поведения, как пьянство и драки.
Как и крестьяне, донские шахтеры в религиозные праздники в большом количестве употребляли алкоголь. Во многом это было связано с тем, что в пореформенный период часто именно на религиозные праздники приходился день выдачи горнорабочим их заработной платы. Однако в условиях контроля со стороны общины даже среди молодых шахтеров процветало пьянство:

Дореволюционный плакат против пьянства.
По некоторым данным потребление алкоголя в России в среднем было не так уж велико:

В декабре 1870 г. администрация рудника РОПиТ на Грушевке обратилась в Управление Горной и Соляной частями в земле Войска Донского с просьбой о командировании на рудник десяти казаков для усиления полицейского надзора, «имея ввиду возможность беспорядков во время наступающих Рождественских праздников с 24 декабря по 8 января, когда 650 человек рабочих рудника РОПиТ, вероятно, в нетрезвом виде, будут собираться в общей артельной кухне».
Опасения рудника РОПиТ подтвердились: согласно рапорту полицмейстера Грушевского горного поселения в Управление Горной и Соляной частями Области Войска Донского от 10 декабря 1870 г. рабочие рудника РОПиТ С. А. Соколов (крестьянин Ефремовского уезда Тульской губернии), А. Ф. Гайдуков (крестьянин Новосельского уезда) и Корнеев (отпускной рядовой) 6 декабря в пьяном виде нанесли управляющему рудником горному инженеру Вагнеру и полицмейстеру Грушевского горного поселения Кучерову оскорбления и устроили драку.
Как в праздники, так и в выходные дни, основным развлечением шахтеров были песни и частушки, как крестьянские, так и собственного сочинения.
Как сообщал собиратель шахтерского фольклора А. В. Ионов, типичным способом свободного времяпрепровождения рудничной молодежи в Александровск-Грушевском в конце XIX – начале XX вв. были во многом идентичные крестьянским хороводам уличные народные гуляния с пением песен и частушек собственного сочинения.
Такие гуляния происходили следующим образом:
Обычно на окраине поселка собираются девушки. К ним присоединяются молодые шахтеры, недавно возвратившиеся с работы. Среди них обязательно должен быть гармонист. Под аккомпанемент гармони-»ливневки» девушки начинают петь песни или распевать (выкрикивать) частушки, так называемые «страданья» (песни, содержащие в себе жалобы на различные жизненные неурядицы).
Такие развлечения могли продолжаться довольно долго. Давно уснул поселок, уснули мертвецким сном после каторжного труда шахтеры, а песни на улице звучат с неубывающей страстью.

Донбасс. Шахтерские гуляния в 1902 г.
Однако некоторые издания, например, Н. Парамонова публиковали для досуга рабочих литературу и с политическим окрасом:
Рудокопы
Болит на усталых плечах голова,
Удар за ударом стучит,
А тусклая лампочка светит едва
И стены лучом золотит.

Стучи рудокоп, покоряся судьбе!
Но помни, не выстучать счастья тебе...
Важной частью досуга донских шахтеров в пореформенный период было общение между собой, во время которого они не только обсуждали свои жизненные проблемы, но и развлекали друг друга пересказом различного рода легенд , быличек, сказов и преданий, многие из которых имели крестьянское происхождение. Так, в составленном А. В. Ионовым сборнике шахтерских сказов и преданий есть следующий рассказ, дающий представление не только об этой форме шахтерского досуга, но и о мировоззрении большинства горняков, работавших на Грушевских антрацитовых рудниках на рубеже XIX-XX веков:
«Время стояло летнее летнее. Народу в шахте было мало, работала лишь небольшая артель тамбовских. Однажды в шахте зарубщики завели разговор о колдунах и ведьмах». Один из них рассказывал о том, «как ему пришлось встретиться с ведьмой, которая хотела его задушить».
В это же время шахтерами Донбасса была создана легенда о «шахтном домовом» Шубине, возникшая изначально в Грушевке и позднее распространившаяся по рудникам всего Донбасса.
Очевидно, что сам факт подобного творчества, весьма сходного с фольклорным творчеством крестьян, указывает на то, что в культурном и ментальном отношении донские шахтеры сохраняли традиционные крестьянские черты и продолжали оставаться носителями традиционного мифологического сознания.
В период 1890-х годов на Грушевских рудниках появляется небольшая прослойка рабочих (в первую очередь, грамотных шахтеров), стремившихся к усвоению досуговых практик, характерных для представлений элитарной городской культуры. Эти рабочие предпочитали в свободное время посещать библиотеки, читальни, а также народные дома, возникшие в это время при рудниках благодаря усилиям отдельных представителей местной интеллигенции (горных инженеров, рудничных врачей и др.).
На антрацитовом руднике А. В. Маркова имелся состоящий из рабочих-шахтеров духовой оркестр.
Важной предпосылкой увеличения численности прослойки рабочих, стремившихся к усвоению и воспроизводству элитарных досуговых практик (чтения книг, посещения спектаклей и научно-популярных лекций), в начале XX века явилось строительство школ для детей рабочих на рудниках Дона, так как оно способствовало не только повышению их образовательного уровня и увеличению среди них доли грамотных, но также и их знакомству через чтение книг с образом жизни и мировоззрением привилегированных слоев населения. Такие школы, по данным комиссии А. А. Штофа, к 1900 г. были открыты практически на всех крупных рудниках Области войска Донского. В этой связи примечательно, что донским шахтерам было свойственно стремление дать своим детям образование.
Как отмечается в материалах Историко-Бытовых экспедиций 1951-1953 гг. бывали случаи, что рабочие в условиях недостатка при рудниках устроенных горнопромышленниками школ обучали своих детей частным образом, в особых «хатах».
В то же время среди рабочих постепенно выделялась узкая прослойка «рабочей интеллигенции», представители которой тяготели к формам досуга, характерным для элитарной культуры: посещали устраиваемые горными инженерами народные чтения, театральные постановки, библиотеки и читальни. В немалой степени эта тенденция была обусловлена наличием у шахтеров сильного интереса к культуре образованной части общества и стремлением подражать ей. Очевидно, что ее дальнейшее развитие требовало их общего образовательного уровня за счет расширения сети рудничных школ и активизации просветительской деятельности предпринимателей, горных инженеров и других представителей рудничной интеллигенции и государства.
Газеты конца 19 века писали о негативных изменениях, происходящих в деревнях, расположенных вокруг крупных рудников Донбасса.
Изменилось отношение молодежи к старикам.
Какой беспорядок теперь пошел — и Боже сохрани. Раньше у нас парни в кабак и не заглядывали рассказывал один старик. Подойдут и, если увидят там стариков, уйдут «а, старики! Совестно! А теперь зайдут и еще стариков выгонят: «что вы, такие-сякие, старые, расселись! Разве вы можете что заработать? Ступайте!»
Молодежь пьянствует днем и ночью, пьянствуют не только парни, но и девушки, что еще лишь лет 10 тому назад считалось высочайшим позором.
Прежнюю целомудренную малороссийскую девушку и даже замужнюю женщину теперь соблазняют и развращают и шахтеры, и деревенские кулаки, почуявшие себя более свободно при новых порядках, и администрация рудников, и всякая другая грязная душенка, какими теперь полным полны все деревни и рудники, развращают и любовью, и обманом, и деньгами, и запугиванием и другими способами.
Грамотные шахтеры жаловались на свои бытовые условия в газету «Приазовский край» по поводу перебоев с горячей водой на шахте РОПиТ.
Рудничные работники так же объединялись в общества для проведения культурного досуга. Например, при Власовском антрацитовом руднике Азовской угольной компании существовало общество «Досуг» со своим уставом.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бакулев Г. Д. Развитие каменноугольной промышленности Донбасса. М., 1955. 672 с.
2. Верещинский Л. Рабочий шахтер в Донецком бассейне. СПб., 1893.
3. Гессен Ю. И. История горнорабочих СССР. 1929. М.: Издание ЦК Союза горнорабочих СССР. Т. 2.
4. Гончаров В. В., Койнаш В. В. Развлекательная культура рабочих Донбасса ( конец XIX – начало ХХ вв) // Наука. Релiгiя. Суспильство. 2013. № 1.
5. Гусс К. С. Индустриальный рабочий класс Донбасса в условиях модернизации промышленности (вторая половина XIX века): автореф. дис. канд. ист. наук. Луганск, 2013. 6. Дело о командировании на рудник РОПИТ казаков на праздник рождества. ГАРО. Ф. 32. Оп. 2. Д. 680. Л. 12.
7. Демешина Е. И. Рабочее движение на Дону в период империализма. Р. н/Д., 1973.
8. Дубровин. Александровск-Грушевский (Из жизни шахтеров) 9. Приазовский Край, 1989, № 236, 8 сентября. (3) 10. Из шахтерского быта Приазовский край № 308, 21 ноября 1915 г. 11. Историко-Бытовые экспедиции 1951-1953 гг. Материалы по истории пролетариата и крестьянства России конца XIX - начала XX века. Под общей редакцией академика А. М. Панкратовой. М., Госкультпросветиздат, 1955.
12. История рабочих Донбасса: В 2-х т. Главный редактор Ю. Ю. Кондуфор. Киев: Наукова думка, 1981. Т. 1.
13. Ионов А. В. Песни и сказы Донбасса. Сталино, Кн. Изд-во Сталино-Донбасс, 1960. 14. Кизченко В. И. Культурно-образовательный уровень пролетариата Украины в конце XIX – начале ХХ века. Диссертация. Киев, 1967.
15. Кизченко В. И. Культурный облик пролетариата Украины в период империализма: дис. … д-ра ист. наук. Киев, 1990.
16. Кирьянов Ю. И. Жизненный уровень рабочих России в конце XIX – начале ХХ вв. М.: Наука, 1979.
17. Кирьянов Ю. И. Менталитет рабочих России XIX – ХХ вв. // Социально-политический протест рабочих России в годы Первой Мировой Войны. М.: Изд-во ИРИ РАН, 2005.
18. Кирьянов Ю. И. Мотивация фабрично-заводского труда в ХХ веке: эффективность вознаграждения, поощрения и наказания // Рабочий класс и рабочее движение России: история и современность. М., 2002.
19. Колодуб Е. К. Труд и жизнь горнорабочих Грушевских антрацитовых рудников. М., 1905.
20. Корзун В. П. Рабочая политика крупной горнопромышленной буржуазии Юга России в период капитализма. Диссертация. Р. н/Д., 1980.
21. Либерман Л. А. В угольном царстве: очерки условий труда и развития промышленности в Донецком бассейне. Петроград: Сотрудничество, 1918.
22. Либерман Л. А. В стране черного золота : Очерк развития заработной платы и революционного движения горнорабочих Донбасса. - Москва ; Ленинград : Гос. изд-во, 1926.
23. Либерман Л. А. Условия труда горнорабочих в Донецком бассейне // Вестник фабричного законодательства и профессиональной гигиены. 1905. № 1.
24. Мануковский, Н. Г. Особенности отношения к собственности донских шахтеров в пореформенный период / Н. Г. Мануковский // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2018. – № 4.
25. Мануковский, Н. Г. Особенности досуга донских шахтеров в пореформенный период. Научная мысль Кавказа. – 2018. – № 3.
26. Мануковский, Н. Г. Особенности трудовой этики донских шахтеров в пореформенный период (вторая половина XIX века) / Н. Г. Мануковский // Известия Высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. – 2018. – № 3.
27. Мануковский, Н. Г. Персональная модернизация донских шахтеров в сфере экономики в пореформенный период. Изд-во Южного федерального университета, 2018.
28. Миронов Б. Н. Дал бог работу, да отнял черт охоту //Социальная история. Ежегодник. 1998/99. М.: РОСПЭН, 1999.
29. Миронов Б. Н. Социальная история России периода империи: генезис личности, демократической семьи и правового государства. СПб., 2003. Т. 2.
30. Номикосов С. Ф. Статистическое описание Области Войска Донского. Новочеркасск.,1884. .
31. Окопная О. П. Создание социальной сферы предпринимателем Н. Е. Парамоновым на Власовском руднике. Новочеркасск, Южно-Российский государственный технический университет.
32. Открытие страны огня: русские писатели о Донбассе.Донецк: Донбасс, 1978.
33. Очерки каменноугольной промышленности на юге России №100, 1892.
34. Пажитнов К. А. Положение рабочего класса в России. СПб., 1906.
35. Панченко В. С. Социально-экономическое положение рабочих Дона в период промышленного подъема 1890- х годов // Юго-Восток России в XIX – начале ХХ вв. Р. н/Д., 1994.
36. Покровский П.А. Как живет донецкий шахтер (Русское богатство. № 12, 1913) 37. Постников С. П, Фельдман М. А. Социокультурный облик промышленных рабочих России в 1900-1941 гг. М.: РОСПЭН, 2009.
38. Потолов С. И. Рабочие Донбасса в XIX веке. М.-Л., 1963.
39. Российский пролетариат: облик, борьба, гегемония. М.: Наука, 1970.
40. Светлый праздник на шахте Приазовский край 16 апреля 1894 г. 41. Серый Ю. И. Рабочие Юга России в период империализма. Р. н/Д., 1972.
42. Среди обездоленных Как рудокоп смотрит на женщину № 33 1894 г. 43. Устав общества "Досуг" при Власовском антрацитовом руднике Азовской угольной компании, находящейся в Черкасском округе Области войска Донского, близь г. Александровск-Грушевскаго. - Александровск-Грушевский: Тип. Н. Г. Файнвишевич, 1915. 44. Фомин П. И. Горная и горнозаводская промышленность Юга России. Харьков, 1915.
45. Хлыстов И. П. Дон в эпоху капитализма. Р. н/Д., 1962.

СЕТЕВОЙ РЕСУРС

1. Жизнь шахтеров
https://vk.com/wall-139982507_3408
2. Жилищный вопрос в Юзовке
https://infodon.org.ua/uzovka/34
3.  ЦХАД г. Шахты
http://archiv-shakhty.ru/news/show/60



Трактир


Шахтный домовой


Экскурсия на рудник «Елпидифор» гимназистов мужской гимназии, 1915 г.

© Все права защищены. 2022 г.