Заштатные города Российской империи
от капитализма до капитализма

г. Александровск - Грушевский

Сайт Бондаренко Павла Ивановича

Главная

Об авторе

Гостевая

ЧАСТЬ I

1. Путешествие в прошлое
2. Открыватели недр Донбасса
3. Старый, новый и Большой Донбасс
4. О земле донских казаков
5. Екатеринославские уезды Донбасса
6. Пришельцы из волчьего логова
7. Антрацитовая горячка на Грушевских рудниках
8. Строительство Грушевско-Аксайской железной дороги
9. Нетипичный город
10. Развитие капитализма в заштатном городе
Углепромышленники Александровск- Грушевского
11. С. Н. Кошкин
12. И. С. Кошкин
13. И. С. Панченко
14. А. В. Марков
15. Н. И. Чурилин
16. Г. И. Шушпанов
17. Е. Т. Парамонов
18. Н. Е. Парамонов. Начало пути
19. Н. Е. Парамонов. От Елпидифора до Байройта
20. Н. Е. Парамонов. Что имеем не храним...
Участие Грушевских углепромышленников во Всероссийских и международных промышленных выставках
21. Санкт-Петербург 1870 г.
22. Москва 1882 г.
23. Нижний Новгород 1896 г.
24. Париж 1867 г.
25. Париж 1889 г.
26. Париж 1900 г.
Горные инженеры и штейгеры Грушевки
27. В. А. Вагнер
28. Н. А. Юганов
29. Б. М. Файвишевич
30. Е. М. Колодуб
31. М. Б. Краснянский
Известные люди, посещавшие Грушевские копи в XIX в.
32. Наследник престола Великий князь Николай Александрович
33. Наследник престола Великий князь Александр Александрович
34. Ученый Д. И. Менделеев
35. Художник Н. А. Касаткин
36. Писатель А. С. Серафимович

ЧАСТЬ II

1. О степени эксплуатации Грушевских горнорабочих
2. Артели горнорабочих как форма организации трудового коллектива
3. Женский и детский труд
4. Оплата труда и благосостояние горнорабочих
5. Охрана труда горнорабочих
6. Быт и досуг Грушевских горнорабочих
7. Рабочее движение
8. Руководство города Александровск-Грушевского на рубеже XIX-XX веков
9. Городская торговля
10. Благоустройство города

11. Благотворительность александровск-грушевцев

12. Общества, товарищества, кооперативы

13. О состоянии народного здравия в Александровск-Грушевском

14. Развитие образования в заштатном городе Александровск-Грушевском

15. Культура и досуг горожан

16. Александровск-Грушевское благочиние

17. Криминальная жизнь города

     2. Артели горнорабочих как форма организации трудового коллектива.

В промышленности дореволюционного Донбасса широкое развитие получила подрядная и артельная системы найма.
Испытывая затруднения с рабочими кадрами предприниматели охотно сдавали выработку отдельных шахт подрядчикам, которые уже от себя нанимали рабочих. В свою очередь рабочие, приходившие на заработки в Донбасс, составляли обычно производственные артели во главе с выборными артельщиками, которые вначале сами принимали участие наравне с другими членами артели в работах, но постепенно выделялись из общей массы рабочих и превращались в мелких предпринимателей, эксплуатирующих своих товарищей.
Таким образом, Шахтовладелец избавлялся от необходимости содержать большой административный персонал, всякого рода надсмотрщиков и контролеров, все эти функции выполняли сами подрядчики и артельщики, следившие за порядком на работе.
По словам штейгера Е. К. Колодуба, относящимся к началу ХХ века, «еще не особенно давно на Грушевских рудниках почти вся выработка антрацита производилась» собиравшимися в деревне «товарищескими» артелями, «которые, поработав от Покрова до Благовещания, уходили на лето на родину убирать свои поля».
По свидетельству современников, артели в силу их главной цели – заработать как можно больше денег на руднике, часто строились на принципах строгой дисциплины. По этой причине очень часто артельщик как лицо, распоряжающееся артельными работами, пользовался в артели такой же большой властью, как глава патриархальной крестьянской семьи – так называемый «большак», и мог, например, исключить того или иного рабочего из артели за плохую работу и недисциплинированность.
Так, по словам Е. К. Колодуба, внутренний уклад таких артелей отличался «характером патриархального строя». Староста-артельщик в такой артели был «и распорядитель, и судья, и заступник». «Дисциплина в артелях, отмечал Е. К. Колодуб, была поразительная. Как распорядился дядя-артельщик, так и должно быть». Таким образом, для таких артелей донских шахтеров-сезонников был характерен типичный для патриархальных крестьянских семей и трудовых коллективов авторитарный характер внутригруппового лидерства.
Шахтеры часто называли своего подрядчика «отец родной» и «благодетель» и обращались к нему за помощью (обычно, просили денег в долг).
По словам Е. К. Колодуба, такие артельщики-вербовщики часто обсчитывали и обманывали рабочих: «заплатив за членов артели срочные долги, оставив семье каждого рабочего по 2-3 рубля, уплатив за проезд до рудника, такой плутоватый парень начинает эксплуатировать артель и часто попадается на сделках с поставщиками продуктов». Результатом такого поведения артельщика становились конфликты между ним и шахтерами, которые могли закончиться распадом артели.
В нескольких номерах Приазовского Края был напечатан рассказ про такого кулака-артельщика.
Макарка! Кому расчет не даден?
Митрий Карабин, дядинька, не получил.
А сколько ему?
Десять рублев 30 копеек приходится.
Ну, многовато что-то. В материалы прибавь, да упряжку смотай. Довольно с него и восьми с полтиной.
Да он, дядинька, целых двенадцать рублев насчитывает. Ну, и пусть себе насчитывает. Эко диво!...
… В церкви, близ правого клироса, среди молящихся стоял Кузьма Иванович. Он только что расставил перед иконостасом большой пук толстых свечей и, истово крестясь, умиленно шепча молитвы, усердно отвешивал земные поклоны. На лице его не было заметно обычной строгости. Вся мощная фигура подрядчика дышала высоким христианским смирением.
И среди рабочих попадались ростовщики. Один такой случай описан в газете Приазовский Край.

Ростовщик.
Кто не знал на наших рудниках дядю Митрича?
Кто, при встрече с ним, не уступал ему дороги, боясь взгляда его черных суровых очей? - По всему округу Митрича прекрасно знали и часто говорили о его темном прошлом и печальном настоящем.
Главной профессией Митрича было - давать в долг, под большие проценты, рабочим все, что для них требовалось: табак, чай, сахар, водку, а иногда даже деньги. Он редко кому отказывал, и редко также задолжавший ему из рабочих не отдавал ему полностью следуемого.
- Смотри, - говорил обыкновенно шахтеру ростовщик, - бери; да если ты, собачье зелье, не отдашь, то трижды тебя схватит за душу несчастный, высохнет твоя голова, на лоб повыкачиваются глаза и занемеют руки и ноги.
И произносились эти слова каким-то страшным нечеловеческим голосом, и в это время Митрич смотрел в землю.
Смотри, за осьмушку табаку, четвертку водки и кусок сала, принесешь ты мне в четверо, подписывай росписку. Когда же рабочий был неграмотен и росписки подписывать не мог, Митрич велел ему ставить три палочки.
Да смотри, - прибавлял он, - коли ты после получки сичас не принесешь мне денег, так вот эту самую руку, которой ты документец подписывал, я-то из тела вон вырву. При этом он так страшно сдавливал руку должника, что даже самые сильные рабочие от боли приседали к земле, а Митрич в это время злорадно посмеивался и приговаривал:
Хе, хе, хе! Ну что, видишь? Силеночка-то, небось, есть... Так и вырву... Ступай-же и гляди, не обижай дядю Митрича, а то...
Для артелей была характерна традиция взаимопомощи и взаимовыручки. У артелей, отмечал Е. К. Колодуб, «гораздо меньше бывало несчастных случаев, поскольку члены артели являлись, как правило, земляками и часто родственниками и потому помогали друг другу». В целом, бескорыстную помощь друг другу в работе, характерную для межличностных отношений в артелях, очевидно, следует отнести к числу явных показателей унаследованных донскими шахтерами от крестьянского прошлого коллективистских ориентаций, что указывает на наличие у них стремления к продолжанию во внутиартельных взаимоотношениях традиции взаимопомощи, заложенной в механизм функционирования как крестьянской общины, так и крестьянской семьи.
Конторы или опытные кадровые рабочие набирали артели из осевших при рудниках шахтеров и пришлых одиночек. Такие «подрядческие» и конторские артели отличались от созданных самими рабочими-отходниками артелей, а также артелей, собранных подрядчиками и конторскими вербовщиками из отходников-односельчан, меньшим внутренним единством и часто распадались. Такую артель, собранную подрядчиком из местных рабочих, описал в своей книге о жизни грушевских шахтеров штейгер Е. К. Колодуб. По его словам, такая артель легко могла распасться по причине даже незначительного конфликта рабочих с подрядчиком.
Упряжечные углекопы, говоря иначе, поденщики отличаются от артельных рабочих не только своим дурным поведением и беспросыпным пьянством, но еще и тем, что являются на шахты не из одной только воронежской или тамбовской губернии, как артельные углекопы, а со всех концов России. Кроме того упряжечные — люди, большею частью, с темным прошлым, беспаспортные и крайне неуживчивые.
Редко случается, чтобы «упряжечный» проработал всю неделю: ему вполне достаточно проработать два дня, чтобы на заработанные деньги пьянствовать до следующего понедельника. Подобную картину можно встретить и в очерках А. Свирского. Успехи формирования кадров промышленных рабочих в южной горнозаводской промышленности конца 19 в. нашли свое признание и в среде самих горнопромышленников. В специальной, подготовленной к 24 съезду горнопромышленников записке по рабочему вопросу один из видных деятелей горнозаводского Юга горный инженер Е. Н. Таскин особо подчеркнул что так называемые «рабочие кризисы» все более и более теряют свою остроту и угольная промышленность (а ее всегда лихорадило из-за нехватки рабочих рук) становится в нормальное положение.
Если раньше углепромышленники ратовали за использование арестантского труда, то начиная с 1893 г. решениями XXIII съезда горнопромышленников подобная практика была осуждена и наем рабочих без документов был отнесен к «категории уголовных преступлений».
Превращение разоренных крестьян в индустриальных рабочих происходило очень быстро в силу того, что, во-первых, процесс этот совершался при наличии к этому времени уже значительной кадровой рабочей прослойки и, во-вторых, определялся ростом крупного капиталистического производства с его потребностью в постоянном рабочем составе.

ЛИТЕРАТУРА

1. Г-цкий М. Шахтарь-ростовщик Приазовский Край 1894, 13 марта.
2. Доклады уполномоченных XXIII съезда.
3. Лазарев Ф. Кузьма Иванович (Из шахтерской жизни). Приазовский Край, 1899, № 285, 31 октября.
4. Свирский А.И. Во тьме. Повесть из жизни грушевских углекопов. — П-г., 1919.
5. Свирский А.И. Под землей. Очерки из жизни грушевских углекопов // Приазовский край.- 1893.-№№ 155, 162, 168, 182, 185, 188, 201, 216.
6. Труды XXIII съезда горнопромышленников Юга России, ч. I,  - Харьков, 1899.
7. Труды XXIV съезда горнопромышленников Юга России, ч. I, - Харьков, 1900.



Углекопы в шахте.


Группа горнорабочих перед спуском в шахту.


Углекопы в шахте



© Все права защищены. 2022 г.